Онкорезервация в Подмосковье: «как в Швейцарии» – не получится

Строительство четырех мусоросжигательных (МСЗ) заводов в Московской области воспринимается большинством местных жителей, как нечто уже решенное: некоторые смирились, другие – предпочитают не вмешиваться, кто-то поверил, что «построят, как в Швейцарии…» Тем не менее, экологи и общественные активисты продолжают бить тревогу: МСЗ вместе с закрытыми и работающими свалками Подмосковья в ближайшие 10 лет превратят столичный регион в онкорезервацию. Но в то же время «Газпромбанк» и ВЭБ уже заявили о готовности вложить в этот проект 155 млрд рублей, показав тем самым, что вопрос решен.

О том, почему в случае с мусоросжигательными заводами «хаты с краю» нет ни у кого, что за «турецкий след» появился в этих проектах и почему «Швейцарии» не получится – в материале РИА «Новый День».

Подробности реализации проектов с мусоросжигательными заводами, которые теперь начали официально назвать более элегантно – «комплексами по термической переработке твердых коммунальных отходов в энергию», раскрыл в интервью РИА «Новый День» представитель инициативной группы «Нет МСЗ в Могутово – Митинг в Селятино», Наро-Фоминского городского округа Сергей Дорофеев.

Он обратил внимание, что во время «публичного обсуждения» активистов и представителей различных общественных организаций убеждали, что рамках федерального проекта «Чистая страна» и подпроекта «Энергия отходов», который осуществляет небезызвестная «дочка» «Ростеха» АО «РТ-Инвест», подмосковные МСЗ в будут оборудованы 5-ступенчатой системой фильтрации, как завод «RenEnergy» под Цюрихом. Этот завод построила японо-швейцарская компания Hitachi Zosen Inova, которая и будет вместе с «РТ-Инвест» строить новые МСЗ в Подмосковье.

Между тем, как отметил Дорофеев, после публикации проектной документации все увидели, что на самом деле российские аналоги «швейцарских» МСЗ будут больше походить на завод той же компании в Англии.

«По проектной документации, что не оспаривается и самими инвесторами, система фильтрации будет существенно отличаться от того, что приводилось в качестве образца на швейцарском заводе. Будет куда более упрощённая система очистки – 3-х ступенчатая. Завод во многом напоминает один из самых неудачных примеров завода в Великобритании в Риверсайде», – выразил опасение Дорофеев.

Этот завод, согласно докладу правительства Великобритании 2018 года «Сжигание мусора и загрязнение твердыми частицами: провал управления», находится на втором месте по неконтролируемым выбросам окислов азота и твердых аэрозольных частиц (РМ) – наиболее токсичных фракций пылевых выбросов промышленных предприятий.

«Проектные материалы подтверждают, что объём выброса с одного Наро-Фоминского завода по тяжелым металлам и загрязняющим веществам превысят 2300 тонн в год. Фильтры, как наиболее дорогостоящая часть этой системы (МСЗ), могли бы что-то очищать, но в том виде, как это сейчас применяют в приводившейся в качестве образца Швейцарии, у нас не ожидается. В проектах этого нет. Эти три фильтра не дадут очистки», – подчеркнул представитель инициативной группы.

«Зачем было вводить в заблуждение активистов, когда их вывозили на завод в Швейцарии, и утверждать, что будет аналог этого, если по проектной документации выяснилось, что даже близко ничего не будет», – недоумевает Дорофеев.

Активист также обратил внимание, что эти 2300 тонн выбросов в год (только с одного завода) неизбежно будут рассеиваться в атмосфере и проникать в почву и воду. «Почему это все будет являться опасность для жителей всего региона? Будет задействована вся пищевая цепочка. Отравление диоксиновыми выбросами произойдет на территории огромных размеров. По крайне мере, доказанная зона диоксинового поражения – 24 км. То, что будет прилетать и оседать – это попадет в пищу людей. Если в связанном виде мусор может перемещаться, закапываться, отслеживаться, то, когда это все приобретает газообразную форму, это все становится не управляемой «небесной помойкой»», – считает он.

Кроме этого, Дорофеев напомнил, что после сжигания примерно 1/3 от мусора превратится в летучую золу и шлак. «Куда это все будет вывозиться неизвестно. Проектировщики и инвесторы в качестве варианта говорят, что это будет вывозиться в Томск. Но как выяснили, там таких мощностей захоронения нет. То есть это все может оказаться выброшенным где-то на территории Московской области. А это еще более опасные вещества, это 3-2 класс опасности», – сказал он.

При этом активист обратил внимание и на то, что региональный оператор «РТ-Инвест», который обязан развивать отрасль переработки, «является структурой, входящей в инвестиционный проект по строительству мусоросжигательного завода». «Получатель средств (с налога на мусор) – заинтересованное юридическое лицо, которое эти средства может направлять в строительство таких заводов», – возмутился активист.

В этой связи примечательным является и то, что в начале этой недели к проекту «Энергия отходов» подключился и турецкий концерн Renaissance Construction. Эта компания выступала генподрядчиком нескольких высотных башен в «Москва-Сити». В 2014 году получила генподряд на строительство 462-метрового башни «Лахта-центр». При этом в 2017 году компания оказалась в центре финансового скандала – в российском офисе прошли обыски ФСБ по делу о незаконном выводе за рубеж 100 млрд рублей.

Накануне также стало известно, что ВЭБ, Газпромбанк и компания «РТ-Инвест» договорились об инвестициях в подмосковные МСЗ. «Общая мощность предприятий составит 2,8 млн тонн в год, что составляет около четверти объема образования отходов в Московском регионе. Общая стоимость проекта составляет около 155 млрд рублей, ВЭБ.РФ планирует направить не менее одной трети кредитных средств», – говорится в сообщении на сайте ВЭБа. По словам главы «РТ-Инвеста» Андрея Шипелова, которые приводятся в пресс-релизе, это начало формирования «крупного «зеленого» капитала в стране.

Впрочем, методы, которыми продавливаются такие проекты, вызывают большие сомнения в благих намерениях «зеленого капитала». Ранее в подмосковном Ногинске, где, как и в Наро-Фоминске планируется построить мусоросжигательный завод, большинству местных жителей не удалось прорваться на так называемые общественные слушания, их останавливали силой. Несмотря на жалобы, в том числе в прокуратуру, администрация Ногинского района настаивает на том, что слушания прошли без нарушений.

По словам Дорофеева, активисты продолжают бороться с мусорной политикой властей, однако сейчас активность населения сошла на нет. «В Наро-Фоминские именно у жителей настрой пассивный. В силу собственных причин, либо инертности и апатии, либо неверия в то, что что-то можно изменить. Район не является образцом сопротивления точно так же, как и Солнечногорск. В большей степени протестная активность более заметна по Воскресенску. Больше идет сопротивление со стороны садоводческих хозяйств», – обратил внимание он.

Напомним, проект «Энергия из отходов» предполагает строительство четырех заводов по экологически чистой термической переработке отходов в электроэнергию в Московской области и одного – в Казани. В Подмосковье «счастливое соседство» ожидает жителей Наро-Фоминского, Солнечногорского, Воскресенского и Ногинского районов.

Судя по официальным заявлениям, совокупная мощность переработки заводов в Московской области составит 2,8 млн тонн твердых коммунальных отходов (ТКО) в год, что позволит ежегодно генерировать около 280 МВт электроэнергии. Как заявляют инвесторы, реализация проекта позволит снизить долю захоронения отходов на территории Московского региона более чем на 25%.

Эти планы уже вызывали настороженную и критическую реакцию. В частности, заместитель председателя комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Госдумы VI созыва, один из разработчиков природоохранной реформы, учредитель экологического фонда «Гражданин» Максим Шингаркин отмечал в интервью РИА «Новый День», что экологическая карта Москвы и Подмосковья сейчас на «100% соответствует неосуществленным фантазиям бесноватого фюрера». Он пояснил, высокотемпературные факелы, которые, по словам власти и инвесторов, должны будут минимизировать выбросы вредных веществ в атмосферу, по сути не могут обеспечить безопасность.

«Есть зона рекомбинации опасных соединений. Чем мощнее факел, тем больше пространство, где вновь образовывающиеся диоксины и фураны рекомбинируют при падении температуры. Если у нас где-то работает мусоросжигательный завод, – это все равно, что на трубе сидит пулеметчик и стреляет по городу. И пулемет бьет приблизительно на 15 км. Я поверю в благие намерения наших чиновников, если они поставят мусоросжигательные заводы на Рублевке», – заявил он.

Стоит отметить, что параллельно с этим в Подмосковье идут работы по дегазации уже существующих мусорных полигонов. Эти процессы также вызывают опасения. Известно, что на балашихинской свалке «Кучино» перед экстренной дегазацией не проводился ряд необходимых предварительных «расширенных анализов с подробным перечнем состава и количества веществ, извлекаемых дегазационной вытяжкой».

«Диоксины и фураны являются группой сверхстойких высокотоксичных соединений и имеют свойство накапливаться в организме человека, переходя «по наследству» к следующим поколениям его потомства. Они не обладают ни цветом, ни запахом, как и угарный газ, взвесь тяжелых металлов, то есть, получается, что запаха действительно может быть меньше. Самое страшное, что с новыми поколениями мутагенное действие диоксинов усиливается из-за их аккумулятивной способности», – отмечала ранее в интервью РИА «Новый День» ветврач-токсиколог Ирина Куделина.

В Общественной палате России осенью прошлого года тоже заметили проблему. Секретарь Общественной палаты РФ, бывший ведущий программы Первого канала «Воскресное Время» Валерий Фадеев тогда заявил о необходимости «притормозить» размещение мусоросжигательных заводов в Московской области. Судя по развитию событий, эти рекомендации и опасения остались незамеченными теми, кто продавливает решения и осваивает многомиллирадные «зеленые инвестиции».

Москва, Мария Вяткина

Источник: newdaynews.ru

Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.